главная продукция написать письмо контакты

Российские предприятия готовы перейти к сложным современным решениям для проектирования

Рабочие визиты по городам и весям России зарубежных топ-менеджеров мировых ИТ-компаний, заинтересованных в активизации своего бизнеса на российском рынке, стали уже достаточно рядовым событием для журналистов. Тем не менее, пользуясь случаем, что в Северную столицу в марте приехали сразу два вице-президента мирового лидера в разработке инженерного ПО для проектирования промышленных предприятий компании Intergraph PP&M (Process, Power & Marine), мы договорились динамично встроиться в их рабочий график, чтобы задать несколько вопросов о текущем состоянии дел в компании и в российском подразделении Intergraph PP&M.

Встреча проходила в холле отеля в присутствии руководителя российского представительства компании Intergraph PP&M Александра Койфмана, руководства российского партнера Intergraph компании Бюро ESG Игоря Фертмана и Александра Тучкова. Наши собеседники — вице-президент по Европе, Ближнему Востоку и Африке Intergraph PP&M Филипп Марсо и вице-президент Intergraph PP&M по Центральной и Восточной Европе Гюнтер Маус.

– Судя по представительному составу участников нашей встречи и ее походному характеру, после нашего разговора последует некое важное событие, имеющее отношение к вашему визиту в наш город. Насколько это позволено по соображениям “информационной безопасности”, поделитесь, пожалуйста, какова цель вашего нынешнего приезда в Россию и конкретно в Санкт-Петербург?

Филипп МарсоФилипп Марсо. Этот визит носит рабочий характер и имеет целью, во-первых, встречи со стратегическими клиентами для расширения объемов сотрудничества. На одну из них мы действительно отправляемся сразу после нашей беседы, но по соображениям той самой “безопасности” говорить об этом пока не будем. Что касается еще одного клиента, можем сказать, что у нас вчера состоялась встреча с руководством департамента информационных технологий Госкорпорации “Росатом”, в которой решения Intergraph являются базовой платформой 3D-проектирования и
управления инженерными данными для предприятий проектного блока. Кроме работы с заказчиками в программе визита стоит обсуждение внутренних вопросов с руководителями Бюро ESG – подведение итогов прошлого года и обсуждение планов на будущий финансовый год, в том числе с учетом предстоящих перспективных договоренностей с нашими клиентами. Компания Бюро ESG – наш давний и крупнейший партнер, обладающий глубокой компетенцией и многолетним опытом в области системной интеграции. Можно сказать, это стратегический союзник Intergraph в России, который всегда привлекается нами для сопровождения проектов, реализуемых в Северо-Западном регионе.

– На протяжении последних лет мы наблюдаем постоянно нарастающую активность компании в России. Каковы на сегодняшний день результаты этой активности и как можно определить нынешнее положение Intergraph PP&M в России на рынке технологий проектирования и систем поддержки жизненного цикла промышленных объектов?

Гюнтер Маус. Учитывая, что Россия входит в число наиболее быстро развивающихся стран в мире, Intergraph уже несколько лет уделяет самое серьезное внимание развитию своего российского бизнеса, а также предпринимает планомерные усилия по укреплению позиций российского
подразделения Intergraph PP&M. В последние пять лет бизнес компании в России растет каждый год с показателями, выражающимися двузначными
цифрами в процентном исчислении. Мы полагаем, что и дальше сможем развиваться такими же темпами. Что касается наших конкурентных позиций на российском рынке, нам сложно себя сравнивать с коллегами, то есть не вообще со всеми, кто работает в области автоматизации проектирования, а именно с нашими конкретными фокусными конкурентами, потому что они не публикуют цифры в том же виде, в котором это делаем мы.

– Как можно охарактеризовать успехи Intergraph в общемировом масштабе?

Филипп Марсо. Если говорить об общемировом бизнесе Intergraph PР&M, нам на сегодня принадлежит примерно 55 % рынка средств автоматизации проектирования в тех сегментах, в которых мы работаем, – в области решений для проектирования и управления информацией на всем ЖЦ для предприятий непрерывного технологического цикла (добыча и переработка нефти и газа, энергетика, как атомная, так и тепловая, металлургическая
промышленность), а также судостроение и строительство объектов морского базирования и шельфовых сооружений.

Примерная выручка от продаж услуг и программного обеспечения Intergraph PP&M по всему миру составляет почти полмиллиарда долларов. С учетом еще около полумиллиарда долларов, которые имеет наша сестринская компания Intergraph SG&I (Security, Government & Infrastructure), являющаяся ведущим мировым производителем геопространственных решений для различных сфер применения, объем бизнеса компании Intergraph в совокупности составляет около миллиарда долларов в год. Доля Intergraph в общем объеме продаж Hexagon Group, куда компания вошла в 2010 году, весьма велика и равняется 30 %.

Отметим, что осенью прошлого года независимая отраслевая аналитическая компания ARC Advisory Group в своем отчете с анализом и прогнозом развития рынка программных продуктов для промышленности и инфраструктурных решений назвала корпорацию Intergraph поставщиком № 1 в мире в области 3D программного обеспечения для проектных разработок и инструментов для проектирования технологических процессов. Эту позицию компания удерживает на протяжении шести лет подряд, при этом Intergraph возглавляет рейтинги в трех из пяти сегментах – нефтегазовой, химической и энергетической индустриях и является единственной компанией, которая лидирует в более чем одном сегменте промышленного рынка. Единственная сфера наших интересов, где мы пока уступаем позиции своему основному конкуренту, это рынок судостроения, куда мы пришли позднее, чем основные игроки на нем, и который является достаточно консервативным, чтобы ожидать здесь быстрых изменений статус-кво.

– Тем не менее, предпринимает ли компания целенаправленные усилия, чтобы продвинуться на этом рынке, или вас пока устраивает существующее положение вещей?

Гюнтер Маус. Такие усилия, безусловно, предпринимаются. Основные точки проникновения Intergraph PP&M на эту территорию – наиболее быстро развивающиеся мировые рынки судостроения – Южная Корея, Япония и Китай, где у нас достигнуты очень существенные успехи. Например, южнокорейская Samsung Heavy Industry, являющаяся самой крупной судостроительной компанией по объему построенного тоннажа и занимающая второе место в мире по эффективности производства, использует тысячи лицензий нашего программного обеспечения для эффективного и экономичного проектирования своих судов. В Европе серьезные достижения у нас имеются в Дании, которая, хотя и небольшая страна, но имеет исторически хорошо развитую отраслевую инфраструктуру и солидные производственные мощности в кораблестроении и строительстве МНГПС.

Александр Койфман. В настоящее время мы участвует в ряде российских проектов. Естественно, мы весьма заинтересованы в более существенном прорыве на российский рынок, особенно в крупнейшем судостроительном блоке на Северо-Западе, который традиционно концентрируется вокруг Санкт-Петербурга и где мы возлагаем очень серьезные надежды на нашего партнера – компанию Бюро ESG. Она имеет богатейший опыт работы с предприятиями судостроительной отрасли. Практически каждое из почти 60 предприятий, входящих в структуру Объединенной судостроительной
корпорации, и примерно еще столько же предприятий, не относящихся к ОСК, используют то или иное программное или программно-аппаратное решение, внедренное при участии специалистов Бюро ESG. Мы рассчитываем, что зеленый свет для проникновения передовых западных технологий проектирования и строительства МНГПС на российский судостроительный рынок, данный правительством в связи с реализацией глобальных задач по
освоению российского шельфа, открывает перед корпорацией широкие перспективы, так как Intergraph предлагает самое современное ПО для проектирования морских сооружений из существующих на мировом рынке в последние два десятилетия.

– Каков спектр проектов, преимущественно реализуемых Intergraph в России, и как вы оцениваете перспективы роста своих внедрений в нашей стране?

Филипп Марсо. Как и в любой другой экономике, характер внедряемых решений зависит прежде всего от отрасли, в которой реализуется проект. Если мы возьмем, например, горнорудные проекты, то там есть потребность в 3D-моделировании концептуальных решений, но не требуется глубокой информационной проработки и подготовки детализированных решений, поэтому интеллектуальная модель предприятия востребована существенно в меньшей степени. Если мы говорим про нефтехимию, нефтепереработку, переработку газа, включая заводы СПГ, то там требования к нформационному наполнению проекта гораздо выше, потому что выше сложность технологических процессов, есть жесткая необходимость четкого отслеживания любых изменений, которые происходят при эксплуатации или модернизации данных производств. Таким образом, там необходима не только 3D-модель, к которой мы привыкли как к основному продукту проектирования, но и все остальное информационное обеспечение проектируемого или модернизируемого объекта – и 2D-проектирование, и информация, собираемая на этапе закупок и поставок, и то, что помогает решать основные задачи на этапе строительства, этапе эксплуатации и т.д.

Потенциал для роста внедрений наших решений в России нами оценивается как очень большой. Мы считаем, что все еще находимся на начальном этапе освоения этого рынка. Учитывая уровень потребностей российских предприятий в современных системах проектирования и информационного обеспечения их деятельности, мы видим здесь перспективы увеличения объемов работ для себя как минимум в два раза в течение ближайших 3-5 лет. Ситуация на российском рынке с определенностью свидетельствует о том, что востребованность инженерной информации в электронном виде у заказчиков постоянно увеличивается, потому что они уже хорошо понимают, что им эта информация жизненно необходима для эффективной, безопасной и экономически выгодной эксплуатации объектов. Многие предприятия, которые до сих пор использовали более традиционные средства проектирования, такие как AutoCAD или системы 2D- или 3D-моделирования предыдущего поколения, готовы внедрять более сложные решения по мере возрастания сложности объектов и усложнения задач их проектирования, возведения и эксплуатации. Аксиома, которую знают все проектные и ЕРС-компании в мире, в должной мере осознается уже и в России: будет ли проект прибыльным или на нем будут потеряны деньги, в огромной степени зависит от умения управлять изменениями на этом проекте. Решения Intergraph предлагают высокоэффективный инструментарий для гибкого и четкого управления изменениями и максимального контроля качества и точности исполнения проекта на всех этапах его реализации.

Гюнтер Маус. Добавлю, что когда мы говорим о потенциале роста, мы имеем в виду не только те заводы, которые проектируются на сегодняшний день в системах Intergraph или наших конкурентов, но и о потенциале работы с существующими предприятиями, не имеющими цифровой модели. У нас есть решения, позволяющие быстро оцифровать неструктурированные данные и преобразовать их в тот вид, в котором ими могут пользоваться компанииоператоры, что позволяет достаточно быстро получить экономическую эффективность.

Хочу в этой связи подчеркнуть, что решения Intergraph ориентированы на две группы заказчиков. Одна из них – это инженерные компании, занимающиеся проектированием и сооружением объектов. Этим компаниям мы предоставляем полный набор возможностей проектирования, подготовки производства и управления жизненным циклом объектов в рамках одной интегрированной среды. Вторая группа наших пользователей, которая непрерывно растет в процентном отношении, – компании-операторы, эксплуатирующие заводы, спроектированные с использованием наших технологий, а также предприятия, построенные еще в стародавние времена, или те, где отсутствует интеллектуальная модель. Им наши решения необходимы для эффективного, экономичного и безопасного управления этими объектами, а также их модернизации уже на этапе эксплуатации. Важный фактор, который имеет большое значение для наших клиентов и потенциальных заказчиков и обеспечивает высокую конкурентоспособность наших продуктов, – это то, что корпорация Intergraph постоянно увеличивает объемы инвестиций в научные исследования и разработку новых технологических решений, гарантируя таким образом постоянные обновления и инновационные подходы в продуктах, которые она предлагает рынку. К слову, и в абсолютном, и в процентном выражении мы существенно больше инвестируем в НИОКР, чем наш основной конкурент.

– Оказало ли какое-то существенное влияние на бизнес компании вхождение в группу Hexagon?

Филипп Марсо. Несомненно. Этот шаг открыл перед нами далеко простирающиеся перспективы. Объединение ресурсов дает синергетический эффект для всех участников альянса. Мы в частности запустили на рынок несколько новых продуктов, которые существенно расширяют возможности наших решений по управлению пространственными данными и визуализации комплексной информации. Эти продукты являются результатом интеграции с технологиями лазерного сканирования, осуществляемого с использованием лазерных сканеров компании Leica GeoSystems, входящей в холдинг Hexagon. Мы предлагаем ПО, с помощью которого можно оцифровывать любые существующие физические активы, в том числе промышленные объекты со сложной структурой (нефтегазоперерабатывающие комплексы, химические предприятия и т.д.) и преобразовывать полученные данные в цифровую модель с высокой степенью детализации и точности. Таким образом, задача построения цифровых 3D-моделей в подобных случаях колоссально упрощается и ускоряется. Востребованность таких решений будет резко возрастать, как для решения задач проектирования, так и эксплуатации объектов, а также во всех случаях, когда модернизация производства требует создания цифровой модели.

– Каковы были главные события для компании в прошедшем году и что нового предлагает Intergraph PP&M в 2013-ом?

Филипп Марсо. Для нас весьма важно то, что продукты, которые мы представили на рынке в 2012 году, и в первую очередь это SaaS-приложение SmartPlant Cloud – динамичная облачная среда для поддержки всех решений линейки SmartPlant Enterprise, имели существенный успех у пользователей, и в 2013 году мы ожидаем переход от единичного использования этих решений к их массовой эксплуатации у наших заказчиков. Появление SmartPlant Cloud в портфеле решений Intergraph PP&M явилось ответом на потребности наших заказчиков, во многих случаях осуществляющих глобальное проектирование и нуждающихся в удобных инструментах совместной работы над проектами. Этим решением могут пользоваться также небольшие компании, которые не имеют возможности серьезно инвестировать в свою ИТ-инфраструктуру и тем не менее хотят иметь доступ к наиболее современным технологиям. Наши технологии они могут получать практически по подписке, с очень небольшими затратами на создание и поддержание собственных ИТ-инфраструктур. Конкретные переговоры, проведенные с нашими заказчиками по всему миру, позволяют нам предполагать, что в 2013 году на технологии SmartPlant Cloud будут запущены проекты с общим объемом капитальных инвестиций около 15 млрд долларов.

– Господа, благодарю вас, что уделили в своей напряженной рабочей программе время для нашей беседы, и желаю успешных переговоров с заказчиками.

Е. Васильева

"REM" 2, 2013 г.

Эл. версия "REM" 2, 2013 г.

Теги: Intergraph,

 

вернуться к списку